Про_Кино

Кинематограф – самый молодой вид искусства, ему едва исполнилось сто лет. Серьезное же внимание он обратил на себя не на Парижском показе 28 декабря 1895 года «Синематогрофа» братьев Люмьер, а немногим позже, когда стал применяться в пропагандистских целях, например Троцким. Именно возможность привлечь к сопереживанию персонажам не только интеллектуалов, но и малограмотные слои населения дала путь развитию кино. А с высказыванием «идеи максимального потрясения зрителей» Эйзенштейном кинематограф стал незаменимым и доминирующим средством влияния на общественное мнение.
Изначальное стремление теоретиков коммунизма к образованию «народа» для искусства уже к середине двадцатых перешло к намного более простой концепции «искусство для народа». Как ни странно, загнивающий в капитализме Запад пришел к тем же выводам.
На тот момент синематограф был сам по себе удивительным «аттракционом», и в его создании появилась масса энтузиастов, ищущих новые способы выражения в кинокадре. На результатах их поиска формируются первые постулаты выстраивания смыслов и монтажных фраз.
В этот же период времени кинематограф, подобно иным видам искусства, разделяется на два направления: для массового потребителя и «не для всех».
Хорошим примером для наблюдения за развитием кинематографа могут служить три экранизации «Кабинет доктора Калигари / The Cabinet of Caligari», 1920, 1962 и 89 годов соответственно. В них мы видим переход от поиска графических и монтажных решений и новаторства в съемке в начале, к актерской игре и бытовым зарисовкам в итоге.
50-е годы на Западе и 60-е в Советском Союзе стали наиболее значимыми для развития кинематографа: это период скачкообразного развития телевидения, появление нового канала сбыта кинокадра и средства доставки информации гражданину. Задержка в десятилетие была вызвана послевоенной разрухой, но компенсирована качественным и массовым подходом во время «оттепели». Что интересно, война, ставшая причиной задержки развития сети телевещания в СССР, послужила ключевым толчком развития телевидения в США.
Именно в этот момент кино и телепрограммы для массового потребителя начали доминировать на рынке СМИ.
В это же время в Советском Союзе, благодаря расширению интеллигентной прослойки общества, а в капиталистических странах благодаря развитию рынка, детализации спроса и исследованию реакции аудитории происходит поиск и новых форматов. Происходит дробление категорий продуктов производства киноиндустрии, а влияние кинематографа на жизнь и общественный строй все возрастает. Впрочем, стоит отметить, что в этот же период времени исчезают, в массе своей, иллюзии «прогрессистов» о предстоящем вытеснении кинематографом других видов искусства и СМИ, будь то театр, пресса, живопись или книги.
Первые сериалы пускали в эфир по радио. Домохозяйки включали и слушали сериал по радио (как радиоспектакль). Первый сериал начали показывать в 1947 году Америке -«A Woman to Remember».
Изначально сериалы имели достаточно узкую категорию потребителей, однако их производство было значительно проще, нежели производство независимых полнометражных киноработ. К примеру, нормой выработки за один съемочный день для среднестатистического полнометражного художественного фильма можно считать три минуты итогового хронометража, в то время как при работе над сериалом можно добиться производительности вплоть до 12 минут.
В работе над первыми сериалами заметно стремление к максимальному упрощению, как производства, так и сюжетной линии, однако рынок требовал расширения аудитории потребителей, и, как следствие к концу ХХ – началу ХХI века некоторые сериалы начали приближаться по сложности к полнометражным работам, а диапазон их аудитории уже можно сравнить с аудиторией печатной продукции.
Основной парадигмой существования сериала является максимальное вовлечение зрителя в происходящее на экране и отрешение его от «пресловутой реальности». Ключевым отличием этого вида киноискусства от других наркотиков является практически полное отсутствие абстинентного синдрома. Кроме того, сочувствие персонажу на экране возможно при максимальном уровне отождествления с персонажем в происходящем действе, и здесь мы видим второе принципиальное отличие сериала от кино: он «продолжается», а в жизни нет возможности после финального «the end» жить долго и счастливо. Продолженное повествование завораживает зрителя, заставляя его вновь и вновь интересоваться «а что же произошло дальше» если сериал построен по принципу развивающегося сюжета (горизонтальный сериал), как, например, «Санта-Барбара», или «а что еще может произойти» если сериал создан по вертикальному типу сюжета (к примеру, «Симпсоны»). Именно проявление зависимости можно назвать залогом успешности, или, при ее отсутствии, провальности сериала.
Если рассмотреть динамику развития телевидения, можно отметить повышенное потребление медиа-контента в пост-стрессовые периоды и времена затяжных конфликтов, как средство пропаганды или отвлечения внимания (например, холодная война или путч). Этим, среди прочего, можно обосновать пик популярности сериалов, в частности, в последнее время. Ответ на вопрос, является ли это следствием экономического кризиса, или иных тенденций в глобальной социокультурной среде – дело большого аналитического труда.
Любопытно, что «большая политика» став изначально поставщиком и проводником кинематографа в массы, спустя время приходит к заимствованию приемов у киноиндустрии и, как следствие, в некоторых случаях к конкуренции с ней. К концу ХХ века действо на политической арене стало развиваться по законам шоу и того самого «аттракциона» Эйзенштейна, что особенно заметно на примере выборов в США. А при прочих равных ставить две премьеры разных сериалов в один день неразумно с точки зрения проката, вот и приходится президентам корректировать время выхода речей из-за выхода окончания сезона «Lost».
Предрекать вытеснение сериалами иных жанров крайне преждевременно, скорее можно говорить о занятии экономического плацдарма и завоевании массовой публики. Конкуренция в киноиндустрии жесткая, а развитие подразумевает многоходовые комбинации и постоянный поиск новаторских решений. И хотя, к сожалению, часть инноваций остается невостребованной (например, многие съемочные и монтажные решения в фильмах 20-х годов, остались только в них, или почти только в них) вероятно в долгосрочной перспективе следует ожидать появления новых жанров, а не вытеснения старых.

Фотография

Несколько лет назад мне довелось посмотреть по НТВ один из выпусков программы «Своя Игра», в котором игроку был задан вопрос, звучащий приблизительно так: «Чья фотография висела над изголовьями кроватей в больницах страны Н. для их скорейшего выздоровления?». Вопрос сам по себе был ничем не примечателен, но ответ, который дал на него игрок навсегда остался в моей памяти. «Фотография Иисуса» — ответил он почти моментально. Рассмеялся зал, рассмеялся ведущий и двое других игроков, сам отвечающий покраснел, осознав всю комичность своего предположения. Затем прозвучал правильный ответ «Мать Тереза» и игра продолжилась дальше.
Конечно, в данной истории интересен, как и образ фотографии Иисуса, так и отсылка к одной из древнейших магических систем — симпатической магии, получившей огромное, пусть и неосознанное массовым сознанием, развитие в эпоху расцвета фотографии. Исходной идеей служит предположение, что предметы, сходные по внешнему виду обладают сверхъестественной связью. И стоит учитывать то, что эта связь может работать в обоих направлениях, ведь, как известно: «то, что находится внизу, соответствует тому, что пребывает вверху; и то, что пребывает вверху, соответствует тому, что находится внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи». Совершенно очевидно, что фотография, будь она на юзерпике пользователя социальной сети, или портрет государственного деятеля за спиной чиновника в его кабинете, как нельзя лучше подходят для подобных практик.
Один из духовновидцев ХХ–го века, Джордж Оруэлл в своем романе «1984» тонко прозрел эту возможность, указав на взаимосвязь изображения человека и наблюдения: «На каждой площадке со стены глядело всё то же лицо. Портрет был выполнен так, что, куда бы ты ни стал, глаза тебя не отпускало. СТАРШИЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ — гласила подпись». Естественно, речь тут идет не о скрытых камерах и прямой слежке, но о неком метафизическом акте, который писатель умело замаскировал.
Если вспомнить, что Даниил Андреев предполагал вероятным воздействия демонических сил на мышление высшего руководства страны, то, вполне естественно, что они способны оказывать воздействия и через его фотографии. Обойдем стороной природу тех сил с которыми каждый день сталкивается население России (речь тут все же идет о силах, отличных от демонических), но обратим свои мыслевзоры на фотографии руководителя нашей страны, которые повсеместно расположены и в школьных классах, и воинских частях, и в кабинетах любых государственных структур. Не то ли это всевидящее «око мордора», которое прозрел г–н Толкиен?
По прошествии нескольких дней после выборов 4го марта 2012 года меня занимал вопрос, как скоро фотография одного президента заменят фотографию другого. И, хотя знающие люди уже давным-давно использовали их совместные фотографии, я был более чем уверен, что таких людей не так уж и много, а мой опыт подсказывал, что данный процесс будет проходить не так уж и быстро. Мое предположение подтвердилось, когда спустя несколько месяцев я увидел фотографию бывшего президента на стендах одной из воинских частей, в которых мне довелось побывать. Магия, само собой, никуда не делась, но определенно утратила свою актуальность. Не оттого ли в течении нескольких месяцев после выборов в стране (а особенно в крупных городах) наблюдались оппозиционные настроения, столь активно проявившиеся у школьников старших классов и гуманитарных студентов. В их классах и аудиториях фотография то была уже не та. И я представляю себе, как преподавательница в одном из выпускных классов просит отличника встать на стул и заменить одну фотографию на другую. Он снимает старую и убирает ее в шкаф, где она и будет теперь храниться. Юноша же вернется домой, посмотрит на плакат любимой группы и включит порнофильм вместо того, чтобы ехать на очередной митинг. Изначальное Дао вновь восстановлено.

 

(С)Vladimir Pishchulin CCРФ

Вьюга

Все детство мне встречались волки.
Дело в том, что самое начало 90-х для моей семьи оказалось очень тяжелым периодом времени. И очень счастливым для меня. Денег не было, вообще, как явления. Поэтому, чтобы прокормить семью, мать с крестным, и я при них, практически весь год жили в деревне, выезжая в столицу только чтобы закупаться хлебом по карточкам, когда те были.
Деревня была именно ей, а не дачей, селом, или поселком городского типа. Двенадцать старых домов, вокруг – поля, постепенно зарастающие подлеском, потому как колхоз, некогда существовавший невдалеке, уже успел разориться, и лес. Леса были повсюду. До ближайшего населенного пункта было минимум пять километров по лесной узкой тропинке. Зимой добраться можно, пожалуй, только на лыжах или перебежками по насту, если без груза.
Так вот, весь окружающий деревню окрестный лес я считал личной площадкой для игры. Вот уж не знаю, как это расценили бы иные, но для меня и моей семьи было нормально, что я, года этак в три – четыре, уходил на весь день, а послеобеденный сон проводил на высоких моховых пригорках, под сенью сосен. Там, где свежий ветер сдувает всю мошкару и комарье. Или на лыжах бегал зимой к реке, что километрах в четырех. Чуть позже я в этой реке и купался, месяце так в марте, когда лед местами сходил из-за ранней оттепели.
Именно с той поры ко мне начали приходить волки. Разные. Я не помню, что из того происходило, находилось в объективной реальности, а что – в субъективной. Помню огромного полярного белого волка-оборотня. Помню стаю серых. Кто-то говорил со мной во сне. Кто-то пугал в лесу. С кем-то мы наблюдали за лосями на водопое. А кто-то выводил зимой из метели. Все началось с того, что, заснув как-то в сугробе, и это точно помню, был сон: я не убил волка, который скалясь стоял рядом со мной. Я боялся. Мне действительно было очень страшно смотреть на скалящуюся пасть, но еще страшнее мне было прийти к безвыходной ситуации, когда пришлось бы схватиться за нож. Мы стояли друг напротив друга и смотрели в глаза. Я точно знал, что если покажу слабину, или, наоборот, агрессивность, что есть отражение той же слабости и страха, произойдет катастрофа. Маленькая локальная катастрофа. Сдерживая дрожь от страха, и восхищение от красоты, я ждал. Дело было не в том, смог бы я, ребенок, выстоять против этого матерого. Дело было в том, когда я обнажу нож. Волк щерился, и смотрел, ждал. Он ждал моей реакции, а я – удобного момента, и в тоже время стыдился этого. Оскал сменился ухмылкой, ироничная искорка проскользнула в глазах, и миг спустя, он скрылся в сумерках вечера и метели. А я проснулся.
С тех пор я уверен, что так меня проверял лес. Так в моей жизни появились Волки

Ромео

Раз такая пьянка, я тоже про любовь и клубы. Брату моему ave

Ромео пудрился. Сугубо
и лично (личность) улыбался
себе же. С жадностью суккуба,
он, отражаясь, возбуждался.
Подвел глаза, накрасил губы,
под тушью прятались ресницы.
И дальше, заведенный в кубе
собой, весной, ночной столицей,
надел парик и прочь из дома,
искать любовь, сметать границы.
Ночные клубы. В них истома,
мужские руки, лица, лица,
и все к нему. Их можно трогать
губами, словно сигареты.
И так — всю жизнь. И так — до гроба…
Вообще, зачем нужны Джульетты?

(с) Vladimir Pishchulin. тогда еще далеко не ССРФ

Несколько замечательных цитат из РР 6-13 сентябрь 2012

«По слоганам и воплям нельзя судить об убеждениях человека, слоганами и воплями нельзя рассуждать.»

«СМИ Будущего — не повара, а диетологи. Люди будут платить им за то, чтобы они решили за них, что полезно, а что вредно, и формировали оптимальный рацион. В ближайшее десятилетие на медиарынке выиграют те СМИ, которые, сохранив высокие стандарты журналистского труда, смогут стать для своей аудитории социальным навигатором, то есть той силой, которая формирует законченную версию мира, отвечает на главные вопросы вечности и современности»

«Если единомыслие российских ТВ комментаторов объясняется причинами внутриполитического характера, то идентичная картинка  у лидеров мировых новостей имеет более глубокие корни.»

«Они могут плеваться от рекламы, выключать звук, раздраженно перелистывать рекламные страницы, но реклама уже тем самым побудила их к какому-то действию, а затем побудит и купить»

 

P.S. «Демократические свободы в очень большой мере выражаются в том, что люди озабочены не политикой, а перхотью в голове, волосами на ногах, вялой работой кишечника, малопривлекательной формой груди, больными деснами, лишним весом и застойными явлениями кровообращения» «Понимание медиа» Маршалл Маклюэн, канадский философ.

Собаченьки

Во время Великой Отечественной на фронте служили собаки-санитары. «Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжелораненым… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Ждали, когда он перевяжет рану, потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу собака лизала лицо до тех пор, пока он не придет в себя» (из воспоминаний участника войны Сергея Соловьева).

 

 

p.s. не спрашивайте к чему, просто умильно же, в своей суровости.

56 метров.

Солдату–срочнику в месяц положен один рулон туалетной бумаги. 56 метров. С этого, пожалуй, и следует начать. Возможно эти расчеты изначально и были правильны, но практика показывает, что данного бумажного довольства всегда не хватает. Ведь никогда нельзя быть уверенным, что диарея не застанет тебя врасплох. Подобные изначальные данные приводят к одному интересному наблюдению: когда закончились все газеты и салфетки, то в дело идут книги.
Первый раз я столкнулся с этим явлением на шестом месяце службы, в части под Смоленском. Книжная полка в части была достаточно скудной, но мне повезло наткнуться на «Лолиту» г–на Набокова. С этой книгой меня связывает давняя невозможность дочитать ее до конца. И в этот раз история повторилась вновь. Я увлеченно начал читать книгу в свободное время, но ближе к середине меня ждало разочарование — вторая половина книги была вырвана, и цели этого были вполне очевидны. Я осмотрел остальные книги. Во всех не хватало минимум нескольких страниц, а от некоторых оставались только обложки. Ну а мое возмущение подобным отношением к Набокову прошло вечером, когда я обнаружил, что в туалетах закончилась бумага. «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел».
Вскоре я оказался в другом месте, ближе к центру Смоленска, и мне было уже все–равно, что там случится с Лолой. Но проблема с туалетной бумагой может возникнуть в любом месте, чаще всего именно там она и возникает. И, подтираясь трудами Ленина в здании, где лет 60 назад за подобное меня бы расстреляли, а лет 40 назад посадили, я отдал должное и превосходству бумажных книг над цифровыми, и Ленину, и советской диссиденции, и, через пару недель, уже сознательно, Солженицыну.
Мне вспоминается интересный момент из второй книги Карлоса Кастанеды, когда он, после перерыва в обучении, возвращается к дону Хуану и преподносит ему в подарок свою первую книгу. Дон Хуан же отказывается принять ее, отвечая: «Ты же знаешь на что в Мексике идут книги». Думаю, вполне очевидно на что идут книги в России, ведь недаром именно здесь они считаются лучшим подарком.
В одном из рассказов, которые я писал этим летом, главный герой, подтираясь страницами из книги Буковски, приходит к перефразированию одной его цитаты: «Некоторые книги созданы для того, чтобы стать туалетной бумагой». От себя я добавлю, что любая книга имеет полное право на подобную самореализацию, а в некоторых случаях даже на второе рождение, но наибольшей эффективностью в данном вопросе обладают произведения французских экзистенциалистов. Когда книга, написанная несчастным человеком, тонко прочувствовавшим бессмысленность и абсурд жизни, делает счастливым другого, обнаружившего отсутствие в туалете бумаги.. О, разве не это ли экзистенциальное чудо?

 

 

(с) Vladimir Pishchulin. ССРФ

Сюжеты и образы. О супер способностях в этой стране.

Сегодня вопрос в твиттере от хипстоты прозвучал: «а каким супер героем вы хотели стать в детстве?»

Я родился в 88 году. Я в детстве хотел стать пожарником, а первое знакомство с супер героями вызвало у меня отторжение и раздражение, приближающееся к бешенству.
В моем мире, и в моей стране что б спасти женщину от скота пытающегося её изнасиловать не надо решать сложные моральные проблемы и обладать суперспособностью.
Что б дать пизды имбицилу поднявшему руку на ребенка не надо что б тебя кусали летучие мыши, пауки, облучаться радиацией etc.
У нас этим занимаются чуваки либо 33 года пролежавшие с отнявшимися ногами, либо просто мимо проходящие мужики, часто в обществе признаные людьми со слабым содержанием мозга и прозваные Иванами. Даже супер агентом быть не обязательно.
Это лишает конечно ситуацию героического эпоса, но превносит в жизнь масссу позитива. В отличии от супер способностей дураков в нашей стране много. Что местами и радует.

А что дороги?
Хрен с ними, таки без них жили и в космос вышли первыми, думаю и дальше справимся.

Лекция номер ноль. Вступление.

Привет, меня зовут Дима Черт. Я буду рассказывать о кино, телевидении, работе со знаком и еще о некоторых вещах, о которых в школах не говорят.

Я не хотел бы называть то, чем мы собираемся заниматься, лекцией, семинаром, факультативом или как-то еще в этом роде. Я бы предпочел считать это общением, и несколько правил этого общения я предлагаю Вам на рассмотрение или расслушивание — как вам угодно.

Правило первое — закон сохранения.
Окружающий мир — пространство по природе своей лишенное понятия справедливость. Так или иначе, чтобы что-то получить, надо что-то отдать. Поэтому, давайте договоримся — чтобы получить что-то большее, чем равномерное колебание барабанных перепонок, вы будете задавать вопросы, а я — стараться дать ответы. Усилия потраченные на тщательное и точное формулирование вопроса пропорциональны усилиям по формулированию ответа и пояснению.

Правило второе — личная ответственность.
Это правило состоит из нескольких частей.
За слово, мысль, действие или бездействие приходится нести ответственность, иногда летальную. Если вы переложите ответственность на другого индивидуума, вы лишитесь права и принимать решения, как следствие — вы либо становитесь ведомым, либо рабом. Это зависит как от вас, так и от того, на кого вы переложите этот груз. Разница между ведомым и рабом в наличии индивидуальности.
Индивидуальность — ценность сугубо субъективная и социумом нередко не одобряемая.

Я не разбираюсь ни в кино, ни в жизни, ни в телевидении, ни в некоторых других вещах, о которых в школах обычно не говорят, как, в прочем, и в тех, о которых говорят. Просто мой жизненный опыт позволяет в этом не разбираться, возможно, немногим больше чем вы. Но истина, если она все же существует, понятие крайне эфемерное, субъективное, и, скорее всего, существующее столь краткий миг, что сравнимо с математически-статистической погрешностью, которой легко можно пренебречь. А потому, стоит искать, по моему мнению, скорее личную, и не только, точку зрения, ответственность за которую несете лично вы.

Не стесняйтесь ее формировать, формулировать и менять. Не имея своего мнения в 6-8-12-14 лет вам будет нечего изменить в 18-20-40 лет и, как следствие, вы останетесь ни с чем и в 80-120, если доживете, и если за что-то то не считать историю болезни.

И наконец, еще одна вещь. То, чем я буду с вами делиться не всегда, а вернее почти всегда не, не политкорректно, не гуманно, и т.д. И часто бывает, что не соответствует тонкой душевно-духовной общественной психике и порицается поборниками морали и этики. А потому, стоит ли делиться этими спорными умозаключениями с другими людьми, друзьями, родственниками, родителями или учителями — это опять же ваша ответственность.

Во многом, то, чем я с вами буду делиться — это, в неком роде, (своеобразная) работа над ошибками. Учиться ли на них, следовать ли им или пренебречь — решать вам.
Просто помните, что дураки учатся на своих ошибках, а умные — своих.

С уважением Его Величество Моё Я.

P.S. Примерно так планировалось и началось мое занятие со школьниками, видео-кружок
Примерно так планировалось и началось мое занятие со школьниками, видео-кружок

Есть мнение, что это интересно не только школьникам.

Так ли это, стоит ли еще выкладывать?
Может кто хочет «присоединиться к школьникам» в виртуальном пространстве, или лучше в реальном? В общем, мнения, отзывы, предложения очень интересуют